7 мая 2019 года первый вице-премьер Антон Силуанов провел совещание по антикартельному законопроекту, разработанному Федеральной антимонопольной службой (ФАС).
Вообще, антикартельную деятельность ведомства Игоря Артемьева сложно назвать эффективной. До 90% дел возбуждается против субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), то есть крупных картельных расследований почти нет. «Картели малого бизнеса» носят либо курьезный характер («батутные» дела)., либо возбуждаются в интересах крупных игроков рынка, то есть после таких дел усиливается монополизация («картель» 90 малых швейных фирм, «картель» пекарен против Ашана, молокозаводов против Danone, кабельных заводов против «Роснефти» и др.). По данным Счетной палаты, только 16% наложенных картельных штрафов уплачивается в бюджет, можно только предполагать, в чьих карманах оседают остальные 84%. Если в США 90% картельных дел возбуждаются против иностранных компаний, то есть конкурентов американского бизнеса, то у ФАС эта доля не превышает 0,1% — ведомство Артемьева стреляет только по своим. Более того. можно получить картельное дело не только за обычную деловую практику или одинаковую к конкурентом реакцию на конъюнктуру, сезонное повышение цен (дела о «картелях» птицефабрик и гречневых картелях), но и за производственную кооперацию, то есть антикартельная деятельность ФАС препятствует модернизации и диверсификации российской экономики, способствуя сохранению ее в качестве сырьевого придатка. и даже — за создание кодекса лучшей практики риэлторов и соглашения рыбопромышленных компаний о препятствовании браконьерству (разумеется, в таких делах ФАС заинтересованы недобросовестные риэлторы и браконьеры). Неудивительно, что от 50% до 70% оспоренных картельных дел ФАС отменяются судами, причем зачастую с весьма жесткими формулировками (решение «незаконное», «основанные только на предположениях», «бездоказательное», «принятое за пределами полномочий» и т.д.). А вот сговоры бизнеса с чиновниками (в России эта проблема точно пострашнее классических картелей) ФАС если и замечает, то на уровне сельсоветов.
Вместо того, чтобы изменить вышеприведенную практику, и сделать соответствующие, в т.ч. и кадровые. выводы, ФАС разработала, и с упорством, достойным лучшего применения продвигает, законопроект, резко ужесточающий уголовную ответственность за картели. При вышеперечисленных проблемах его принятие в нынешнем виде приведет либо к массовым посадкам предпринимателей за обычный договор, либо откроет для ФАС коррупционный клондайк, поскольку массовое распространение получит практика закрытия (или невозбуждения) картельных дел за мзду — кому же хочется получить «трешечку»?
Неудивительно, что на совещании у Силуанова законопроект был подвергнут резкой критике не только со стороны бизнес-сообщества, но и силовиков, Минюста и других ведомств. Большинство новаций, предлагаемых ФАС, было предложено отклонить либо существенно переработать. Более того, было поручено наконец установить законодательное определение картеля (а то сажать хотят, а определение давать не хотят) и прекратить кошмарить МСП.
Но 14 мая 2019 года премьер Дмитрий Медведев устроил разнос подчиненным за невыполнение поручений. И в числе первых рассмотрели картельный законопроект (поручение его разработать в свое время выбила для себя сама же ФАС). В принципе, Артемьеву бы следовало бы выполнить решения, принятые его непосредственным куратором — Силуановым, и оперативно внести переработанный текст. Но нет, он у Медведева заявляет о неснятых разногласиях с бизнесом, и в результате Медведев требует внести законопроект к 21 мая, а разногласия снимать в Думе (как будто Дума у нас самостоятельная и часто кардинально перерабатывает правительственные законопроекты).
На наш взгляд, это неожиданно проснувшееся внимание к исполнительской дисциплине напоминает спектакль. Картельный законопроект никому, кроме ФАС, не нужен, а экономике только вредит. Вспомним, как оперативно Медведев направился к Президенту ускорить объединение ФАС с Федеральной службой по тарифам (ФСТ) и назначить на объединенный орган Артемьева — сразу после того, как всплыли факты целенаправленного преследования ФАС несырьевых экспортеров в интересах иностранных ТНК.
(Дело № А83-12993/2017)