Можно ли с помощью цифровизации побороть коррупцию при госзакупках, повысить их конкурентность, а значит и оптимизировать госрасходы?
Герман Греф, высказывания которого регулярно становятся предметом бурных обсуждений, заявил в ходе состоявшегося недавно Гайдаровского форума, что цифровизация является единственным способом борьбы с коррупцией. «Если будет прозрачная процессная деятельность, положенная в цифру, и с доступом рынка к этой информации, когда каждое решение любого чиновника может быть проанализировано экспертным сообществом, и выложена оценка этого решения, коррупция начнет исчезать как явление. Я другого способа борьбы с коррупцией не вижу, кроме как цифровизация», – цитирует Германа Грефа РИА «Новости».
В ответ на это председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс в интервью телеканалу «Россия 1» возразил, что внедрение высоких технологий позволяет снизить уровень коррупции, но не окончательно побороть ее. «В моем понимании глубина залегания этой проблемы, уровень разложения экономики <…> гораздо глубже, чем то, что можно просто исправить с помощью цифровизации», – приводит слова Анатолия Чубайса ТАСС.
Т94 решил выяснить, какого эффекта можно добиться путем цифровизации госзакупок. Напомним, что с 1 января 2019 г. все заказчики, работающие по 44-ФЗ, должны проводить закупки в электронном виде в форме аукциона, конкурса, запроса котировок или запроса предложений. Предполагается, что перевод госзакупок в электронную форму поможет бороться со злоупотреблениями, будет способствовать повышению их конкурентности, а значит и снижению госрасходов. В прошедшие годы, согласно данным ЕИС, уровень экономии при заключении контрактов по 44-ФЗ постоянно снижался – в 2016 г. он составлял 10,26%, в 2017 г. – 7,45%, в 2018 г. – 5,25%. По данным ФАС, в 2017 г. было выявлено на 8% больше картельных сговоров, чем в 2016 г. Число рассмотренных жалоб на нарушения 44-ФЗ в 2017 г. увеличилось на 6% по сравнению с 2016 г. и превысило 89 000. Что изменится в 2019 г.?
Андрей Полянский, руководитель департамента государственных и корпоративных закупок электронной площадки «Российский аукционный дом» однозначно считает, что цифровизация – это верный путь в борьбе с коррупцией: «Чем меньше в процессе принятия решения будет присутствовать человеческий фактор, тем выше вероятность снижения уровня коррупции». По его словам, сам перевод госзакупок в электронную форму поможет бороться со злоупотреблениями на торгах. «Все общение между заказчиками и поставщиками должно уйти в электронный формат, идя по такому пути, станет возможно уменьшить число злоупотреблений», — добавил он.
Подобного мнения придерживается и Виталий Байрашев, независимый эксперт в сфере государственных и корпоративных закупок. По его словам, электронизация закупок поможет снизить число злоупотреблений, связанных с неправомерным вскрытием заявок, но говорить о сокращении числа картельных сговоров или о значительном повышении конкуренции за счет электронизации преждевременно. «Практика электронных аукционов показывает, что злоупотребления как со стороны участников закупок, так и со стороны заказчиков никуда не исчезают, а просто переходят на новые форматы, – уточняет эксперт. – При этом дополнительные сложности и затраты для участников контрактной системы более чем заметны». Например, поставщики вынуждены получать электронную подпись и регистрировать ее в ЕИС, а работа заказчиков зачастую усложняется по причине необходимости дублирования публикуемой информации, более жесткой регламентации сроков и увеличения риска срыва торгов по техническим причинам.
Николай Баранов, заместитель директора Центра реализации образовательных программ и проектов Института ВШГУ Академии при Президенте РФ, также считает, что электронизация закупок снизит уровень злоупотреблений, возможность картельных сговоров, но не исключит их по свой природе. Однако, по его мнению, электронизация – это лишь еще один шаг к цифровизации госзакупок, до которой нам еще далеко. «Надо снижать трудоемкость процессов закупок со стороны заказчиков и поставщиков, отказываться от излишнего представления документов, уменьшать финансовые затраты на процедуры», – уверен он.
Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности, обращает внимание на то, что цифровизация может быть в равной степени использована как для снижения коррупции, так и для повышения коррупционных рисков. Про его словам, долгое время в электронной форме проводился лишь аукцион, и до сих пор регуляторы в лице ФАС прямо и косвенно подталкивают заказчиков расширять использование аукциона. Но этот способ совершенно не подходит для закупки, он повышает риски монополизации (победитель аукциона получает все), роста цен (увеличить число участников закупки можно только путем повышения цены), коррупции (поскольку единственным критерием является цена, госзаказчик вынужден грамотно и подробно описывать все неценовые характеристики, а он зачастую сделать это не в состоянии и чтобы избежать поставки некондиционной продукции, обращается за «помощью» к потенциальному поставщику), сговоров (модель аукциона, когда сначала проводятся торги, а потом анализируются вторые части заявок, по сути санкционирует выставление аффилированных фирм, дублеров, то есть прямо способствует сговорам). «Полагаю, 90% сговоров можно было бы избежать, просто отказавшись от аукционов и перейдя к конкурсам, ценовым переговорам и пр. Но даже если исправить ситуацию и анализ вторых частей заявок проводить до самого аукциона, возможности для манипуляций и сговоров при аукционе остаются колоссальными», – говорит Алексей Ульянов.
Евгений Вдовин, генеральный директор ООО «Икс-прайс», также уверен, что перевод госзакупок в электронную форму сам по себе не в состоянии решить проблемы недостаточной эффективности расходования бюджетных средств – закупки продукции неудовлетворительного качества по завышенным ценам. Ведь корень злоупотреблений зачастую кроется в деятельности заказчиков. Именно они заранее определяют исполнителя, манипулируют условиями закупок и скрытно координируют действия поставщиков, имитируя при этом конкуренцию. Действенные же меры, препятствующие завышению цен и снижению качества , такие, как стандартизация закупок, создание каталога закупаемой продукции, объективное ценообразование на основе рыночных цен, лишь декларируются чиновниками. «В этих условиях цифровизация только создает видимость прозрачности закупок, на деле не позволяя ответить на ключевые вопросы – какие конкретно товары и услуги закуплены и по какой цене», – говорит он.
Не считает цифровизацию панацеей в борьбе с коррупцией и злоупотреблениями и Дмитрий Сытин, генеральный директор электронной торговой площадки «ТЭК-Торг». «Здесь необходим комплекс мер, и в том числе таких, как изменение культурного менталитета русского человека: воровать – это плохо. А самое главное, повышение мотивации закупщиков в достижении высокого результата, проведении эффективных закупок, а не только в соблюдении процедурных моментов», – комментирует эксперт.

Источник: TORG94.